ТОО «Бюро правовых исследований «NOMOS»

15 июня 2012

Принятие закона «О персональных данных» чрезвычайно актуально для всех нас - В.Каратицкий

Республика Казахстан с момента обретения независимости присоединилась к целому ряду международных актов, касающихся прав и свобод человека. Конституция РК устанавливает, что каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства.

Казахстан первым среди государств СНГ принял Национальный план действий в области прав человека в Республике Казахстан на 2009–2012 г. г. (одобрен резолюцией Президента РК от 5.05.2009 г. № 32–36.125), в котором содержится специальный раздел — «Право на частную жизнь и защиту персональных данных».

Именно во исполнение Национального плана разработан законопроект «О персональных данных», широко обсуждаемый сегодня в казахстанском обществе.

Самой главной новацией, заложенной в проекте закона, является общий принцип согласия субъекта персональных данных (то есть каждого из нас) на сбор, обработку и хранение персональных данных. Без нашего согласия эти сведения могут собираться, храниться и обрабатываться только по основаниям и для целей, указанных в законе «О персональных данных». В некоторых случаях, опять-таки жестко определенных в законе, субъекты персональных данных обязаны передавать некоторые сведения о себе в государственные органы. Первый вопрос — что это за цели и что за основания, какие госорганы будут являться держателями этой информации либо получать к ней доступ? В этой сфере как раз и идут бурные дебаты. И другой вопрос — а что вообще включается в понятие «персональные данные»? Проект закона содержит исчерпывающий перечень этих сведений: фамилия, имя, отчество (при его наличии), национальность, пол, дата и место рождения, индивидуальный идентификационный номер, юридический адрес, место жительства, абонентский номер средства связи, номер документа, удостоверяющего его личность, семейное и социальное положение, наличие движимого и недвижимого имущества, образование, профессия и биометрические персональные данные.

По мнению известного юриста И. Ю. Лоскутова, являющегося признанным экспертом в сфере законодательства об информатизации, «.. более логичным видится подход, когда в понятие „персональные данные“ включается любая информация, относящаяся к определенному или определяемому на основании такой информации субъекту персональных данных, обработка и использование которой ограничиваются целями, для которых они собираются… Исчерпывающий перечень не должен устанавливаться законом…».

Наиболее бурно в обществе, в силу новизны и «непонятности» самого понятия, обсуждаются так называемые «биометрические данные», которые позволяют полностью идентифицировать личность человека не только по его отпечаткам пальцев, но и по ДНК, снимкам сетчатки глаза и другим параметрам. Люди с богатым воображением уже провозглашают сценарии некого наступления эры всеобщего тотального контроля над человечеством под лозунгом «Большой брат следит за нами!». Однако практически все государства мира идут по пути использования биометрия и биометрических персональных данных при подготовке удостоверяющих документов нового поколения для идентификации личности. Делается это в первую очередь для борьбы с международным терроризмом и преступностью, законопослушным гражданам бояться нечего. Помимо того, даже случайное разглашение информации (к примеру, о группе крови гражданина), по сути, не нанесет ему ущерба. Однако есть другие персональные данные, в получении которых очень заинтересованы криминальные элементы.

И они уже указаны в перечне данных, закрепленном в обсуждаемом законопроекте. Это — информация о движимом и недвижимом имуществе, о сделках с ним. По исследованиям ученых-криминологов, более половины всех совершаемых преступлений не только в нашем государстве, но и по всему миру, совершаются по корыстным мотивам. Чужие деньги, чужое имущество — вот что в первую очередь интересует преступников. И с практической точки зрения, любого из нас должна интересовать конфиденциальность этих сведений, поскольку поведение любого разумного человека, к примеру, публично потрясающего пачкой денег, полученных после продажи квартиры, называется с точки зрения криминологии — виктимным поведением, т. е. такой человек становится потенциальной жертвой преступников.

Но пока закон «О персональных данных» не принят. А на сегодняшний день, следует признать очевидный факт, что с защитой информации, связанной с правом собственности граждан на движимое и недвижимое имущество, дело обстоит не очень хорошо. Связано это в первую очередь с тем, что практически со всеми личными сделками, касающимися купли-продажи недвижимости, граждане идут к нотариусам, поскольку нотариальное удостоверение этих сделок дает дополнительную правовую защиту в случае каких-то судебных тяжб в дальнейшем. Нотариального заверения требуют не только сделки с недвижимостью. К примеру, договор суррогатного материнства, заключаемый между бездетной семьей и суррогатной матерью, требует обязательного нотариального удостоверения. Это касается практически всех нас, независимо от социального статуса человека, его имущественного и должностного положения. В таких случаях в случае продажи недвижимости, находящейся на праве собственности, подпись у нотариуса будут ставить и министр, и домохозяйка, поскольку этого требует закон. И всем понятно, что такую информацию родители рожденного у суррогатной матери ребенка, будут желать хранить «за семью печатями» навсегда.

Именно поэтому в законодательстве РК и существует понятие «нотариальная тайна», подразумевающая, что каждый нотариус индивидуально — обязан сохранять конфиденциальность информации о совершенных у него сделках. Однако сейчас информация о всех нотариальных сделках на территории РК передается в Единую нотариальную информационную систему (ЕНИС), т. е. по сути, стала достоянием всех нотариусов, их помощников и стажеров, а также, в случае незаконного получения информации из ЕНИС (в том числе и от лиц, имеющих так или иначе доступ к ЕНИС) — и криминальных структур, которых, как уже говорилось выше, очень интересует в преступных целях информация о чужом имуществе и деньгах, либо информация, которую можно использовать с целью шантажа, вымогательства, угроз и других преступлений против граждан.

Такой порядок существует с июля 2010 года, когда в ст. 49 ЗРК «О нотариате» были внесены изменения, обязывающие нотариусов вносить информацию о всех нотариальных действиях, совершаемых нотариусом, помимо традиционных бумажных реестров, еще и в электронный реестр ЕНИС.

Первыми тревогу по этому поводу подняли нотариусы г. Алматы, направившие соответствующее открытое обращение Президенту РК (229 подписей), а также выступившие по этому вопросу на пресс-конференции. В итоге, как водится, согласно известному высказыванию о благих намерениях, ведущих в ад, «виновные» получили «по шапке», у нескольких нотариусов приказом Комитета регистрационной службы РК были приостановлены лицензии. Обжалование этого приказа в судебном порядке пока безуспешно, хотя формальные нарушения нотариусами требований ст. 49 Закона «О нотариате» (непредставление сведений о нотариальных действиях в ЕНИС), не повлекло нарушений прав и законных интересов государства, физических и юридических лиц, как об этом сказано в законе в качестве основания для приостановления лицензии.

Но и с точки зрения всех потребителей нотариальных услуг, для всех граждан, очевидно противоречие между ст. 49 закона «О нотариате» в современной редакции, и ст. 3 этого же закона, в которой физическим и юридическим лицам гарантируется тайна совершенных ими нотариальных действий.

Согласно ст. 3 обеспечение тайны нотариальных действий обязательно для лиц, прекративших работу в качестве нотариуса. Обязанность соблюдения тайны нотариальных действий распространяется на стажеров и помощников нотариусов. Сведения о нотариальных действиях, копии или дубликаты выданных нотариусом документов выдаются только юридическим и физическим лицам, по поручению которых совершались нотариальные действия, либо их уполномоченным лицам.

Сведения о нотариальных действиях и документы также выдаются:

- по письменному требованию суда, органов следствия и дознания, по находящимся в их производстве делам исполнительного производства, органам прокуратуры, также органам юстиции и нотариальным палатам, уполномоченным настоящим Законом осуществлять проверку деятельности нотариусов;

- по письменному запросу адвоката, выступающего в качестве защитника или представителя доверителя, обратившегося к нему за юридической помощью, если это необходимо адвокату по делу.

Сведения о завещаниях, дубликаты и копии завещаний заинтересованным лицам выдаются только после смерти завещателя, если иное не установлено законодательством.

Лица, умышленно разглашающие сведения о совершенном нотариальном действии, несут ответственность в соответствии с законодательством.

Между тем, помимо самих нотариусов, и помимо случаев доступа к сведениям о совершении нотариальных действий, предусмотренных в ст. 3 Закона «О нотариате», доступ к информации в системе ЕНИС имеют и другие лица. По этому поводу существует достаточно интересный нормативный правовой акт — совместный приказ Генерального Прокурора РК от 24.08.2011 г. № 74, Министра юстиции РК от 26.08.2011 г. № 300 и Председателя Правления АО «Национальные информационные технологии» от 01.09.2011 г. № 291 "Об утверждении Правил информационного взаимодействия между Системой информационного обмена правоохранительных и специальных органов и Единой нотариальной информационной системой".

Достаточно необычным с точки зрения юридической техники, подготовки, оформления и принятия нормативных правовых актов, является, во-первых, то что приказ издан государственными органами совместно с частным акционерным обществом. А во-вторых, в качестве оснований для принятия этого совместного приказа указаны поручения Руководителя Администрации Президента РК от 23.11.2009 г. № 52–9.240 и от 20.04.2010 года № 52–9.240/1687–7. Между тем, де-юре Администрация Президента РК не имеет властных полномочий по отношению к Генеральному Прокурору РК и Министру юстиции РК.

Согласно вышеупомянутому приказу, доступ к системе ЕНИС имеют Верховный Суд РК, Генеральная прокуратура РК, КНБ РК, Финансовая полиция РК, Служба охраны Президента РК, Служба внешней разведки РК «Сырбар», Министерство обороны РК, МВД РК, Министерство по чрезвычайным ситуациям РК, Министерство юстиции РК, Министерство финансов РК.

Все вышеупомянутые государственные органы вправе запрашивать из системы ЕНИС сведения о самих нотариусах, сведения о совершаемых нотариальных действиях, о запрещениях и арестах, об отказах в нотариальных действиях, о завещаниях, о наследственных делах.

Во-первых, неясно, зачем, к примеру, Министерству обороны, сведения о завещаниях, или Министерству по чрезвычайным ситуациям — сведения о наследственных делах? Во-вторых, очевидно, что во всех перечисленных государственных органах доступ к информации из системы ЕНИС имеют десятки человек, каждый из которых потенциально может разгласить полученные сведения, намеренно или по неосторожности. И очевидно, что такая практика нарушает конституционные права граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну.

Соответственно, требования ст. 49 ЗРК «О нотариате» о передаче информации в ЕНИС без согласия самих участников нотариальных действий, — противоречит ст. 18 Конституции РК.

У сэра Артура Конан-Дойла очень хорошо описана охота на тигра, который идет к «приманке», привязанному к дереву козлёночку, блеяние которого он слышит за десятки километров. И напрашивается соответствующая аналогия — размещенная без нашего согласия, без должной защиты от доступа неограниченного круга лиц информация о нашем имуществе, обязательствах, сделках и семейных тайнах — делает из нас потенциально таких же жертв. Думаю, никто из нас не хочет быть такой вот «приманкой» для преступников.

Именно поэтому принятие закона «О персональных данных», в котором будет четко и недвусмысленно закреплена невозможность сбора, обработки, хранения и распространения конфиденциальной информации без нашего согласия — чрезвычайно актуальна для всех нас.

Владимир Каратицкий,

Генеральный директор ТОО

"Бюро правовых исследований «NOMOS»

« вернуться в список