ТОО «Бюро правовых исследований «NOMOS»

12 декабря 2008

Финансовый институт рабства

В момент кризиса нет ничего удивительного в том, что многие соотечественники оказались заложниками ситуации и потеряли работу либо могут ее лишиться в любой момент. Имея при этом ипотечные и потребительские кредиты, по которым необходимо рассчитываться с банками.

Сегодня задолженность по платежам свыше 90 дней превысила 447 миллиардов тенге. Эта почва стала благоприятной для развития сомнительного вида бизнеса — коллекторского. В продолжение темы, поднятой в прошлом номере, мы поговорили с экспертом, который согласился проконсультировать наших читателей о том, что делать, если вы попали в долговую кабалу.

Напомним. На прошлой неделе депутат Аманжан Жамалов предложил принять закон о банкротстве физических лиц, в котором для начала процедуры банкротства сумма задолженности должна быть зафиксирована на уровне не менее 500 тысяч тенге. А заодно предусмотреть, что в процессе банкротства гражданам, включая индивидуальных предпринимателей, может быть предоставлена отсрочка в погашении долга сроком до трех лет.

Эту позицию полностью разделяет генеральный директор бюро правовых исследований "NOMOS” Владимир Каратицкий:

- Тысячи наших сограждан имеют долги по кредитам, которые не смогут отдать до конца жизни. После смерти должника долги переходят к наследникам, и уже следующее поколение должно будет нести это ярмо. Вспомните нашумевшую ситуацию, когда солидный банк подал в суд на семилетнюю девочку. И выиграл процесс! Де-юре такое положение квалифицируется как "долговая кабала”, то есть институт, сходный с рабством.

Заложенное имущество, как наивно полагали многие, подписывая кредитные договоры, не спасает. Пункт 6 статьи 319 ГК РК устанавливает, что если сумма, вырученная при реализации заложенного имущества, недостаточна для покрытия требования залогодержателя, он имеет право, при отсутствии иного указания в законодательных актах или договоре, получить недостающую сумму из прочего имущества должника, не пользуясь преимуществом, основанным на залоге. Когда обесценилась недвижимость и земля — основные предметы залога — банки и микрокредитные организации вправе отобрать последнее.

Необходимо законодательно ограничить возможность обращения взыскания на жилье, если оно является единственным жилищем для проживания должника и членов его семьи. Иначе это грозит социальным взрывом, если сотни и тысячи людей окажутся на улице.

А в случаях, когда судом объективно установлено, что человек ни при каких обстоятельствах не может выплатить взятый кредит, он должен быть объявлен банкротом и получить возможность начать жизнь "с чистого листа”.

- На какие правонарушения со стороны коллекторов жалуются казахстанцы?

- Часто коллекторы угрожают должникам тем, что продадут долги бандитам, которые "выбьют их при помощи паяльников или утюгов”. Это, знаете ли, уже не шутки. Если вам угрожают таким образом — сразу пишите заявление в полицию.

Коллекторы распространяют сведения о факте задолженности граждан по кредитам, причем в таком контексте, когда сам факт задолженности по кредиту подается как нечто порочащее. Недомолвки, намеки на нестабильность материального положения лица, на непредсказуемость его действий ведут к полной дискредитации социального статуса человека и его общественной изоляции.

Он может быть под каким-то благовидным предлогом уволен с работы, от него начинают отворачиваться знакомые, перестают здороваться соседи. Такого рода действия коллекторов могут квалифицироваться как клевета — деяние, предусмотренное 129 УК РК.

Нередки случаи, когда нарушается неприкосновенность частной жизни, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений. Это деяния, предусмотренные ст. 142 и 143 Уголовного кодекса.

Если коллекторы начинают следить за гражданами, просматривать чужую почту, прослушивать телефонные разговоры, по сути, они присваивают себе функции правоохранительных органов. В соответствии с одним из законов нашего государства — "Об оперативно-розыскной деятельности” — оперативно-розыскные мероприятия имеют право проводить только специально уполномоченные правоохранительные органы, и в большинстве случаев — с санкции прокурора или суда. Незаконное вторжение в жилище против воли проживающего в нем лица тоже уголовно наказуемое деяние.

Вообще, во многих случаях действия коллекторов подпадают под признаки деяний, предусмотренных статьей "Самоуправство”. Под самоуправством понимается "самовольное, вопреки установленному законодательством порядку, осуществление своего действительного или предполагаемого права, оспариваемого другим лицом или организацией… ”.

Если человек говорит, что он ничего не должен, коллектор должен разворачиваться и уходить. И обращаться в суд. Право взыскания долга и собственно его наличие как такового должно быть установлено вступившим в законную силу решением суда.

- То есть подписанный договор и иные документы, свидетельствующие о наличии долга перед банком, ничего не значат?

- Значат и являются доказательствами в гражданском процессе. Однако любой заемщик вправе оспаривать договор займа, доказывая, что предмет займа (деньги или вещи) в действительности не получен им от заимодателя или получен в меньшем размере или количестве, чем указано в договоре.

Дело в том, что в годы "кредитного бума”, когда банки просто не знали, куда девать деньги, кредиты раздавались направо и налево. И очень часто оформлялись на подставных лиц, когда в действительности кредит получали одни, а подписывали кредитные договоры их подчиненные по работе, родственники да и просто жертвы мошенников.

Во многих случаях менеджеры банков или МКО прекрасно знали, кому на самом деле выдают кредит, то есть выступали соучастниками. По сути дела, они сами являются лицами, подлежащими уголовному преследованию за незаконное использование денежных средств банка.

Вспомните трагедию в суде Тараза в прошлом году. Покончивший жизнь самоубийством М. Исмаилов до последнего утверждал, что он не получал кредит, что его подставили. И поэтому только суд может установить, должен человек или нет. По результатам полного, объективного, беспристрастного и справедливого изучения всех материалов дела на основании закона.

Если коллекторы заставляют должников подписывать разного рода обязательства, объяснительные, показания и прочее — они поступают незаконно. Представленные в суд такого рода документы являются фальсифицированными доказательствами, добытыми незаконным путем и под принуждением. Главное, коллекторы должны быть жестко связаны обязательствами по сохранению банковской тайны и нести за разглашение жесткую ответственность.

Анна Шелепова

Опубликовано: Республиканская еженедельная газета «Новое поколение»

12 декабря 2008 г.

« вернуться в список