ТОО «Бюро правовых исследований «NOMOS»

8 августа 2008

Кто "крышует" банки?

Очевидно, что на финансовом рынке нашей страны сейчас происходит "коррекция”. Многие банкиры даже называют это "оздоровлением”. Рядовые граждане, правда, считают, что это финансовый кризис, а некоторые даже предрекают крах банковской системы в связи со значительным увеличением количества просрочек платежей по кредитам.

Речь не идет о так называемых дольщиках-ипотечниках, чей карикатурный образ почему-то начал сейчас тиражироваться в некоторых СМИ — дескать, хапуга, живущий в панельной хрущевке решил сразу переселиться в элитный "таунхаус”, а то и специально взял кредит на квартиру, которую планировал перепродать, чтобы "навариться”. Речь идет о десятках тысячах заемщиков, бравших кредиты в сотнях банках и микрокредитных организациях (МКО) не только на покупку жилья, но и на малый бизнес, на неотложные потребительские нужды, даже "на отпуск”, чтобы съездить за границу. Но грянул кризис, и в итоге сейчас многие оказались не в состоянии выплатить взятые в банках и МКО (которые имеют особый статус на финансовом рынке) кредиты, проценты по ним и неустойки за просрочку платежей.

Казалось бы, такая "обывательская” точка зрения обоснована — все мы помним, что совершенно недавно банки и МКО "легко”, казалось бы, бездумно, в массовом порядке выдавали кредиты без залога, без подтверждения доходов, то есть вроде бы необеспеченные. Раз необеспечен кредит, как банку истребовать свои деньги? На самом деле, кредитные учреждения знали, что делают, поскольку "крепко” подстрахованы законодательными нормами.

В первую очередь эта уверенность базируется на очень интересной законодательной новации, датированной 2006 годом, когда на законодательном уровне банки получили право обращать взыскание на единственное жилище, в котором проживает должник и члены его семьи.

Не секрет, что на сегодняшний день расслоение населения в жилищном вопросе громадно. Есть собственники, владеющие несколькими сотнями квартир, домов и нежилых объектов недвижимости, а есть семьи, в том числе многодетные, у которых одна-единственная крыша над головой.

Предыстория этой законодательной новации достаточно интересна.

1 июля 1999 года почил в бозе Гражданский процессуальный кодекс Казахской ССР от 28.12.1963 года и вступил в силу современный ГПК РК. При его принятии законодатель упустил важный момент: не было разработано и принято очень важное приложение к ГПК — "Перечень имущества, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам”.

Поскольку ГПК КазССР, содержавший такое приложение, утратил силу, а в новом Кодексе его "забыли” принять, создался пробел в законодательстве, и в правоприменительной практике суды и органы исполнительного производства руководствовались "аналогией закона” — вынуждены были применять приложение к Уголовно-исполнительному кодексу РК "Перечень имущества, не подлежащего конфискации по приговору суда”.

В этом перечне, во многом повторяющем Приложение к ГПК КазССР, содержится очень важный пункт: в случае если гражданин осужден за совершение преступления по статье, санкция которой содержит конфискацию имущества, "… конфискации не подлежат следующие необходимые для осужденного и лиц, находящихся на его иждивении, виды имущества и предметы, принадлежащие ему на праве частной собственности или являющиеся его долей в общей собственности:

1. Жилой дом, квартира или отдельные их части, если осужденный и его семья постоянно в них проживают.

2. Земельные участки, на которых расположены дом и хозяйственные постройки, не подлежащие конфискации, а также земельные участки, необходимые для ведения личного подсобного хозяйства”.

То есть это подтверждало и подтверждает, во-первых, гуманизм казахстанского уголовного правосудия. Невиновные граждане — члены семьи осужденного, находящиеся на его иждивении (в первую очередь, дети и старики), не должны быть наказаны за виновное поведение собственника жилья, в котором они проживают, не имея другого жилья.

Если у собственника, к примеру, 300 квартир, 299 из них будут конфискованы, но одна останется для проживания осужденного и членов его семьи. Во-вторых, эта норма, на мой взгляд, безупречно учитывает социально-экономические последствия: ведь если осужденный и члены его семьи "останутся на улице”, это означает дополнительные обязательства государства по обеспечению права на жилье этих граждан, предусмотренного ст.25 Конституции РК.

Так продолжалось вплоть до 22.06.2006 г., когда Законом РК №147-III было, наконец, утверждено Приложение к ГПК РК — Перечень имущества, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам. В этом перечне присутствует много, в том числе одежда, обувь, белье, постельные принадлежности, кухонная и столовая утварь, находившиеся в употреблении, продукты питания в количестве, необходимом для должника и его семьи до нового урожая, транспортные средства, специально предназначенные для передвижения инвалидов, международные, государственные и иные призы, которыми награжден должник.

Но в нем не упомянуты жилой дом, квартира или отдельные их части, если должник и его семья постоянно в них проживают, земельные участки, на которых расположены дом и хозяйственные постройки, не подлежащие конфискации, а также земельные участки, необходимые для ведения личного подсобного хозяйства.

Наиболее ликвидное имущество в погашение долга — жилье и земля — может быть изъято и продано с торгов в погашение долга, даже если люди при этом останутся бомжами.
Безусловно, это касается не только банков и МКО — взыскание на единственное жилье может быть обращено по любым долгам, не только по кредитным.

Насколько это соответствует ст.25 Конституции РК, п.2 которая устанавливает, что «… в Республике Казахстан создаются условия для обеспечения граждан жильем”?

Официальное толкование Конституции РК у нас вправе давать один-единственный орган — Конституционный совет РК.

Помимо официального толкования существуют еще обыденный, профессиональный и доктринальный виды толкования тех или иных нормативно-правовых актов, в том числе и конституционных норм. Они, безусловно, не являются официальными.

С обыденной точки зрения, безусловно, большинство законопослушных граждан достаточно негативно относится к заемщикам-»кредитоманам”, справедливо считая, что "жить нужно по средствам” и возвращать свои долги необходимо в любом случае. При этом все соглашаются, что за действия должников не должны отвечать члены их семей, лишаясь крыши над головой.

Не должны оставаться на улице дети, никак не участвующие в принятии бездумных решений пап и мам о приобретении в кредит дорогостоящего автомобиля, который папа тут же разбивает в нетрезвом состоянии, и страховая компания законно отказывает в выплате возмещения. А кредит остается и должен быть погашен.

Не должны остаться без жилья старики, непутевый сын которых проигрывает полученный потребительский кредит в бишкекском казино.

Не должны идти в детский дом внуки, бабушка которых умирает, потратив весь полученный кредит на лечение тяжелой болезни.

Касательно детей вообще особый разговор.

Помимо Конституции РК права наших маленьких сограждан подкреплены еще и международными обязательствами, принятыми Республикой Казахстан еще в 1994 году, после ратификации Конвенции о правах ребенка (Нью-Йорк, 20 ноября.). Ст.14 Закона РК "О правах ребенка в Республике Казахстан” от 08.08.2002 г. императивно определяет, что "каждый ребенок имеет право на жилище в соответствии с жилищным законодательством Республики Казахстан”. Исходя из этого государство, безусловно, должно обеспечить каждому ребенку его право на жилье, иначе не будут соблюдены предусмотренные ст. ст.23 и 27 Конвенции о правах ребенка обязательства нашей страны по обеспечению прав наших детей на "… полноценную и достойную жизнь в условиях, которые обеспечивают его достоинство, способствуют его уверенности в себе и облегчают его активное участие в жизни общества… ” и "… на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития ребенка”.

Автору данных строк приходилось беседовать с самыми разными людьми по поводу профессионального толкования норм Приложения №1 к ГПК РК на предмет соответствия п.2 ст.25 Конституции РК.

В частных разговорах о неконституционности этого приложения говорят не только профессиональные практикующие юристы и адвокаты, но и судьи, которым приходится выносить "правильные” по существу и абсолютно законные решения по делам о взыскании долгов, при которых взыскание обращается на единственное жилье должника и членов его семьи. Такое же мнение имеют и судоисполнители, которым приходилось на практике выселять на улицу многодетные семьи со скарбом.

А вот один из представителей банковского сектора высказал достаточно любопытную точку зрения по поводу детей и стариков. По его мнению, банки должны вернуть свои деньги любыми способами. Потому что если банки потеряют свои деньги, вся экономика "рухнет”. А в конституционной норме главной он считает вторую фразу п.2 ст.25, согласно которой "… указанным в законе категориям граждан, нуждающимся в жилье, оно предоставляется за доступную плату из государственных жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами”. А для тех граждан, которые не подпадают под категории, упомянутые в законе, государство должно расширить сеть приютов для бездомных (в просторечии именуемых "бомжатниками”), детских домов и пансионатов, домов для престарелых.
Конечно, любая точка зрения имеет право на существование, в том числе и такая.

Однако профессиональное толкование автора данной статьи все же базируется на том, что главным способом обеспечения граждан жильем является надлежащее регулирование государством жилищных правоотношений путем принятия нормативных правовых актов, наиболее целесообразных с точки зрения обеспечения жилищных прав граждан. С этой точки зрения, приложение №1 к ГПК РК в том виде, которое сейчас действует, безусловно, противоречит ст.25 Конституции РК.


Возможно, в действующее приложение №1 будут прямо внесены изменения парламентом страны. Возможно, как это часто бывает, точку в этом вопросе поставит глава государства, который является, согласно последним изменениям в Конституции, субъектом законодательной инициативы и помимо того субъектом обращения в Конституционный совет.


Возможно, по поводу неконституционности этой нормы в Конституционный совет обратится кто-либо из иных субъектов, имеющих на это право: председатель сената, председатель мажилиса, не менее одной пятой части от общего числа депутатов парламента, премьер-министр, суды в порядке, предусмотренном ст.78 Конституции РК.


А возможно, возобладает точка зрения, что "лучшая в СНГ банковская система” не должна подвергаться опасности ни при каких обстоятельствах — погашаться долги заемщиков должны из любого имущества, в том числе и из единственного жилья. Может быть, и так, поскольку очень много говорят с самых высоких трибун о том, что банковская система (не производство, не малый и средний бизнес) — главный локомотив нашей экономики. Может быть, и так.


Время покажет.

Владимир Каратицкий

Опубликовано: Республиканская еженедельная газета «Новое поколение»

8 августа 2008г.

« вернуться в список