Профессиональное толкование права
Главная страница Карта сайта Версия для печати
Аналитика

6 декабря 2003

Черная кошка в темной комнате: каким будет новый Закон о СРП?

На сегодняшний день казахстанский сектор Каспийского моря (КСМК) является одним из наиболее привлекательных регионов в мире для инвестирования нефтяного сектора в силу своей политической стабильности.

Во многих средствах массовой информации в Казахстане и за его пределами уже нарисована идиллическая картина будущего освоения КСКМ, аналогичная освоению Северного моря в конце 60-х годов прошлого века, когда «…с вертолёта можно было увидеть новую породу „моряков“; плавающие буровые установки, вспомогательные суда, платформы, баржи-трубоукладчики — сначала их было совсем немного, а затем они появились в таком количестве, что временами закрывали почти всё водное пространство…». *

Кажется, вот-вот — так оно и будет.

На сегодняшний день казахстанскую акваторию Каспийского моря украшают своими очертаниями пока только две буровые платформы — знаменитая «Сункар», а также самоподъемный буровой станок «Гуртулус» (производства Республики Азербайджан), при помощи которого была обнаружена нефть на структуре «Каламкас-море» в конце 2002 года.

В будущем принятая в этом году Государственная программа освоения КСКМ предусматривает строительство платформ и искусственных островов: в 2003–2005 годы — два сооружения, 2006–2010 годы — 16 сооружений, и в 2011–2015 годы — 38 сооружений. Всего до 2015 года предполагается строительство 56 платформ и искусственных островов.

Для обеспечения прогнозируемой добычи нефти до 2015 года предусматривается бурение более 1100 нефтегазовых скважин с платформ и искусственных островов, в том числе в 2003–2005 годы — бурение 20 скважин, с 2006 по 2010 год — 345 скважин, и с 2011 по 2015 год — 759 скважин.

Однако на практике сложность и высокая стоимость разведки и добычи на шельфе при большой глубине залегания нефтеносных пластов, при далеко не «бархатных» погодных условиях Каспия, сегодня вызывают серьёзные опасения у инвесторов. В первую очередь это касается геологоразведки.

Красной нитью через все содержание Государственной программы освоения КСКМ проходит постулат, что государство должно быть избавлено от всех рисков, связанных с геологоразведкой на шельфе. Это автоматически означает, что все риски должны принять на себя инвесторы.

А риски эти чрезвычайно велики.
Если обращаться к историческим аналогиям, следует вспомнить, что в начале декабря этого года исполнилось ровно 20 лет со времени одного из самых драматичных событий в истории нефтяного бизнеса — неудачи на Муклуке.

В 1983 году консорциум компаний во главе с «Сохайо», (для переводчика, — «Сохайо», дочерней компанией «Бритиш Петролеум», начал бурение на структуре «Муклук», что означает на языке эскимосов — «сапог из тюленьей кожи», расположенной в 14 милях от северного берега Аляски и в 65 милях к северо-западу от богатых запасов на Норт-слоуп в заливе Прадхо-Бей. По всем признаками, подтверждаемым прогнозами геофизических исследований, на Муклуке ожидалось открытие нефти мирового масштаба с запасами, аналогичными по размерам запасам Восточного Техаса, а возможно, и запасам нефтеносных участков Саудовской Аравии.

Стоимость бурения одной-единственной разведочной скважины в суровых условиях Арктики превышала 2 млрд долларов (по ценам 1983 года). Однако, несмотря на столь высокие расходы, геологи оценивали риск разведки как минимальный — настолько многообещающими были прогнозы.

И однако в начале декабря 1983 года, на глубине 8 тыс. футов ниже морского дна, где по все прогнозам должен был располагаться нефтеносный пласт, бур обнаружил солёную воду. Нефти в Муклуке не оказалось. Компании, входившие в консорциум, безвозвратно потеряли громадные средства.

Таким образом, уроки истории определяют неизбежную истину — экономические и правовые условия вложения средств в разведку и добычу нефти в казахстанском секторе Каспийского моря и на Арале должны быть привлекательными для инвесторов, в первую очередь, для иностранных. Потому что Республика Казахстан на сегодняшний день не обладает достаточным опытом, средствами и технологиями проведения морских нефтяных операций. Эти объективные факторы достаточно четко отражены в Государственной программе.

Одной из мер усиления инвестиционной привлекательности разведки в казахстанском секторе Каспийского моря является применение режима Соглашений о разделе продукции при осуществлении нефтяных операций на шельфе Каспийского и Аральского морей.

Постановлением правительства Республики Казахстан от 21 августа 2003 года №843 утвержден План мероприятий на 2003–2005 годы (I этап) по реализации Государственной программы освоения казахстанского сектора Каспийского моря. Первым пунктом этого плана правительство РК поручает Министерству энергетики и минеральных ресурсов совместно с национальной компанией «КазМунайГаз» разработать проект Закона «О Соглашении о разделе продукции при проведении операций по недропользованию на Каспийском море». В соответствии с Планом, проект закона должен предусматривать безусловность операторства ЗАО НК «Казмунайгаз» в нефтегазовых проектах, а также долю ЗАО НК «КазМунайГаз» в проектах в размере не менее 50%; обязательное приобретение товарно-материальных ценностей, производимых в РК; выполнение подрядных работ казахстанскими подрядчиками.

Очень трудно, собственно, практически невозможно судить о содержании готовящегося законопроекта до его официального опубликования в соответствии с принципами транспарентности, провозглашаемыми в последнее время в республике. Именно закрытость и режим сверхконфиденциальности при подготовке этого законопроекта привела к путанице в понятиях в различных масс-медиа в РК и за рубежом.

По данным газеты «Деловая неделя», которая ссылается на сведения, полученные в юридическом департаменте ЗАО "НК «КазМунайГаз», «…республикой за все годы своей независимости было заключено 10 соглашений о разделе продукции в области нефтяных операций. По 4 из них „КазМунайГаз“ является полномочным органом.» **

Между тем из упомянутых 10 СРП более — менее известны только два — Окончательное соглашение о разделе продукции подрядного участка Карачаганакского нефтегазоконденсатного месторождения от 18 ноября 1997 года и Соглашение о разделе продукции по Северному Каспию от 18 ноября 1997 года. Упоминания о них встречаются в отдельных нормативных правовых актах, некоторую часть информации можно почерпнуть из сообщений в прессе.

В силу отсутствия общедоступной информации о СРП, заключенных Казахстаном, об их содержании и участниках, в общественном сознании сложилось не соответствующее действительности мнение о том, что якобы Соглашения о разделе продукции по своей сути являются для Казахстана чем-то новым и неизведанным.

Это не так.
Следует отметить, что режим СРП, по сути, не только не является новацией в Казахстане, но и имеет на сегодняшний день некоторое (может быть, не совсем четкое) законодательное регулирование.

Контракт о разделе продукции, в соответствии с п.3 ст.25 Указа Президента Республики Казахстан, имеющего силу закона, от 28 июня 1995 г. №2350 "О нефти", исходя из смысла норм Указа Президента Республики Казахстан, имеющего силу закона, от 27 января 1996 г. №2828 "О недрах и недропользовании", является одной из форм контракта на недропользование при проведении нефтяных операций в сфере добычи (совмещенной разведки и добычи) нефти (сырой нефти, газового конденсата и природного газа) на территории Республики Казахстан, в том числе на море и во внутренних водоемах.

Статья 283 Налогового Кодекса РК определяет для Контрактов о разделе продукции так называемую вторую модель налогового режима, которая предусматривает уплату (передачу) недропользователем доли Республики Казахстан по разделу продукции, а также уплату всех видов налогов и других обязательных платежей, установленных настоящим Кодексом, за исключением:

    • акциза на сырую нефть и другие полезные ископаемые;
    • налога на сверхприбыль;
    • земельного налога;
    • налога на имущество.

Доля Республики Казахстан по разделу продукции, получаемая по контрактам о разделе продукции, является источником республиканского и местных бюджетов и поступает в доходы соответствующих бюджетов в размерах, определяемых законом о республиканском бюджете на соответствующий год.

Во всех остальных контрактах на недропользование устанавливается первая модель налогового режима, предусматривающая уплату недропользователем всех видов налогов и других обязательных платежей, установленных налоговым законодательством Казахстана.

При этом Налоговый кодекс РК определяет, что уровень налоговых обязательств недропользователя, предусматриваемых в контракте по второй модели налогового режима, должен быть не меньше, чем по первой модели.

Государственная программа освоения КСКМ, утвержденная Указом Президента Республики Казахстан от 16 мая 2003 года №1095, устанавливает необходимость изменений в налоговое законодательство — введение так называемой третьей модели налогового режима при проведении нефтяных операций в КСКМ, с учетом опыта других государств (как пример приводится Норвегия), осуществляющих деятельность по добыче нефти на шельфе.

Предполагается уплата недропользователем:

    • - подписного бонуса;
    • - налога на добычу нефти;
    • - налога на сверхприбыль, а также всех видов налогов и других обязательных платежей, установленных Налоговым кодексом, за исключением:
    • - бонуса коммерческого обнаружения;
    • - роялти;
    • - доли государства по разделу продукции.

"…Объектом обложения налогом на добычу нефти будет являться объем добытой недропользователем нефти, а базой начисления налога на добычу нефти — ее стоимость, исчисленная по ценам котировок эталонных сортов нефти («Смесь КТК», «Брент», «Юралс» и др. сорта нефти), сложившимся за отчетный налоговый период на Международной (Лондонской) нефтяной бирже.

Учитывая значительный объем инвестиций в начальный период реализации нефтяных проектов, а также обеспечивая инвестору достаточную норму рентабельности, ставки налога на добычу нефти устанавливаются дифференцированно в зависимости от котировок биржевой цены на нефть.

При возникновении сверхприбыли объектом обложения налогом на сверхприбыль будет являться сумма чистого дохода недропользователя за налоговый период, получаемая после уплаты корпоративного подоходного налога.

Для стимулирования инвестиционной деятельности налогоплательщика налог на сверхприбыль взимается только с той части чистого дохода недропользователя, которая превышает 10% от суммы накопленных невозмещенных затрат по контракту, а в случае их полного погашения прироста фиксированных активов. При этом льготированная сумма должна будет направлена недропользователем в уменьшение невозмещенных накопленных капитальных затрат, а в случае их полного погашения — на развитие инвестиционных программ.

Ставки налога на сверхприбыль будут установлены в Налоговом кодексе. Исчисление налоговых обязательств по всем видам налогов и других обязательных платежей, предусмотренных Налоговым кодексом РК, производится в соответствии с налоговым законодательством РК на момент появления обязательств по их уплате. Стабильность налогового режима распространяется на специальные платежи в контрактах на недропользование. В отношении налога на добычу нефти стабильность налогового режима распространяется только на ставки налога. Сорта нефти, составляющие ценовую корзину, в соответствии с которой определяется база исчисления налога на добычу нефти, определяются Правительством Республики Казахстан. При освоении углеводородных ресурсов КСКМ предусматривается использование всех трех моделей налогового режима при внесении соответствующих изменений относительно третьей модели налогообложения в действующее законодательство РК…" ***

Однако в Госпрограмме предусмотрена существенная оговорка о том, что право выбора наиболее приемлемого типа контракта и соответствующего налогового режима для каждого отдельного контракта, исходя из интересов государства, будет оставлено за правительством Республики Казахстан.

Безусловно, определение налогового режима контрактов на недропользование при освоении КСКМ будет являться главным для инвесторов фактором при определении инвестиционных рисков; соответственно, при высокой степени риска (заключении контрактов на разведку неизученных либо малоизученных блоков), налоговый режим, безусловно, должен быть более привлекательным для инвестора, нежели при заключении других контрактов на недропользование.

Таким образом, разработка и принятие Закона РК «О Соглашении о разделе продукции при проведении операций по недропользованию на Каспийском море» неизбежно должны быть связаны с внесением изменений и дополнений в налоговое законодательство Республики Казахстан. В этом отношении негативным примером является опыт Российской Федерации, в котором применение Федерального Закона РФ №225-ФЗ от 30 декабря 1995 года было затруднено в связи с несоответствием налоговому законодательству РФ, вплоть до принятия Федерального закона №65-ФЗ от 6 июня 2003 года «О внесении дополнения в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации, внесении изменений и дополнений в некоторые другие законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации».

Немаловажной, но не совсем ясной по реализации новацией, является предполагаемое участие национальной компании «КазМунайГаз» во всех проектах с долей не менее 50% (самостоятельно либо через дочерние структуры), поскольку, во-первых, таковое паритетное участие нацкомпании предполагает паритетное инвестирование и принятие на себя совместно с инвестором рисков по геологоразведке (что противоречит положениям Государственной программы освоения КСМК), а во-вторых, может уменьшить инвестиционную привлекательность для потенциальных инвесторов в случае, если нацкомпания без принятия на себя инвестиционных рисков будет претендовать на паритетное получение прибыли на эксплутационном этапе реализации морского нефтяного проекта. Вероятно, разработчикам закона придется применять какие-либо нестандартные и необычные схемы для закрепления пятидесятипроцентного участия национальной компании в проектах по освоению КСКМ.

Безусловно, можно предположить, что целью НК «КазМунайГаз» как разработчика законопроекта, является закрепление на уровне Закона норм, уже существующих в нижестоящем по юридической силе нормативном правовом акте — в «Правилах представления государственных интересов Национальной компанией в контрактах с подрядчиками, осуществляющими нефтяные операции, посредством обязательного долевого участия в контрактах», утвержденных постановлением правительства РК от 29 июня 2002 года №708.

Следует надеяться, что готовящийся законопроект будет направлен в первую очередь на достижение взаимовыгодного баланса интересов потенциальных инвесторов и государства.

Владимир Каратицкий,

Опубликовано: Аналитический журнал «PETROLEUM»

№6 декабрь 2003г.

* «Добыча: всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть» (С) Daniel Yergin, 1991 (Engl), (С) Издательство «ДеНово» 1999, 2001 (рус.)
** «Деловая неделя», №34 (562), 5 сентября 2003 г. Улболсын КОЖАНТАЕВА «Прелести теории и проблемы практики»
*** Государственная программа освоения КСКМ, утвержденная Указом Пр

« вернуться в список