Профессиональное толкование права
Главная страница Карта сайта Версия для печати
Аналитика

22 апреля 2005

Геологоразведка как реальный товар

Наиболее острой проблемой в Казахстане, непосредственно касающейся ныне живущего и будущих поколений, является истощение запасов минерально-сырьевых ресурсов. Существует острая необходимость пополнения запасов за счет открытия новых месторождений, так как темпы добычи минеральных ресурсов, в особенности углеводородов, все нарастают. Однако за последние годы темпы геологоразведочных работ реально снизились, исключая, конечно, казахстанский сектор Каспийского моря, по которому принята специальная государственная программа освоения с совершенно независимыми источниками финансирования.

Причина такого положения дел, как бы это парадоксально ни звучало, заключается в недостаточности средств, вкладываемых в геологоразведку. Нельзя сказать, что государство не финансирует изучение недр, — еще в 2002 году постановлением Правительства РК от 29.12.2002 г. № 1449 была утверждена Программа развития ресурсной базы минерально-сырьевого комплекса страны на 2003—2010 годы. Спустя два года постановлением Правительства Республики Казахстан от 19 апреля 2004 года № 433 эта программа была существенно дополнена, и самое главное — было значительно увеличено финансирование государственного геологического изучения недр. На финансирование программы из республиканского бюджета в 2005 году заложено 2 400,4 млн. тенге, вместо 1 175,9 млн. тенге, предусмотренных ранее. В 2006 году из республиканского бюджета будет выделено 2 469,5 млн. тенге, на 2007—2010 годы предусмотрено выделение средств из бюджета в сумме 33 852,7 млн. тенге, то есть без малого 34 миллиарда.

Много это или мало? Специалисты в области геологоразведки, сопоставляющие размеры заложенных в программе вроде бы солидных бюджетных ассигнований с реально необходимыми цифрами затрат на геологоразведку (в особенности, углеводородов) с использованием современных высокотехнологичных методов, все-таки говорят о заведомой недостаточности государственных средств, выделяемых из республиканского бюджета. Безусловно, не помешало бы инвестирование гораздо более значительных сумм в геологоразведку со стороны отечественных и иностранных инвесторов.

Однако с частными средствами, инвестируемыми в геологию, на сегодняшний день дело обстоит не так хорошо. Причина такого положения кроется в первую очередь в рискованности вложений в геологоразведку вообще — не всякий инвестор рискнет вкладывать собственные денежные средства, и причем немалые, в поиск полезных ископаемых на неизученных территориях.

Другой причиной, бесспорно, является недостаточное стимулирование государством на законодательном уровне геологических работ. Расходы на геологическую разведку (причем не обязательно полностью) могут быть компенсированы подрядчику за счет добычи только в случае коммерческого обнаружения минеральных ресурсов на выделенной ему контрактной территории. Помимо ранее понесенных расходов, подрядчик обязан выплатить предусмотренный законом бонус коммерческого обнаружения, об обременительности которого, экономической нецелесообразности и нелогичности достаточно давно говорят недропользователи. Нелогичность заключается как раз в том, что государство, вместо того чтобы экономически поощрять и стимулировать недропользователя, сделавшего коммерческое обнаружение за счет собственных средств и с помощью самостоятельно добытой геологической информации, наоборот, наказывает его, заставляя выплачивать в бюджет дополнительные средства.

Независимо от того, произошло ли при осуществлении разведки коммерческое обнаружение, подрядчик, безусловно, обязан при поэтапном возврате участков контрактной территории произвести за счет собственных средств экологическое восстановление земель до первоначального состояния. О какой-либо прибыли подрядчика речь может идти только в том случае, если его контракт был изначально заключен на совмещенную разведку и добычу либо подрядчик использовал предусмотренное законом исключительное право на заключение контракта на добычу. Таким образом, государство выдвигает достаточно жесткие условия.

Для узкоспециализированных геологоразведочных организаций, не ориентированных на последующую добычу полезных ископаемых, основным результатом их работы является геологическая информация. Если подрядчик, осуществлявший разведку и сделавший коммерческое обнаружение, не может или не желает осуществлять добычу минерального сырья, ему остается только возможность получения вознаграждения за использование геологической информации о состоянии недр, добытой за счет средств подрядчика и являющейся в соответствии с законом его собственностью в научных, коммерческих и иных целях на основании отдельного соглашения между подрядчиком и уполномоченным государственным органом. Это соглашение еще нужно за-ключить, то есть де-юре подрядчик может и не воспользоваться таким правом, если он не договорится о существенных условиях с уполномоченным государственным органом.

В любом случае, независимо от источника финансирования работ по геологоразведке, информация о недрах в обязательном порядке безвозмездно передается на хранение и систематизацию в уполномоченный орган по использованию и охране недр. Законом четко определено, что геологическая информация, добытая за счет средств подрядчика, принадлежит ему на праве собственности. Однако, как говорилось выше, фактически распоряжение подрядчика своей собственностью, даже в сроки действия контракта на недропользование, может быть ограничено государством, если подрядчик не договорится с ним при заключении «отдельного соглашения». Далее, согласно п. 5 ст. 69 Закона «О недрах и недропользовании», при прекращении действия контракта информация о недрах переходит в собственность государства, при этом недропользователь обязан безвозмездно передать уполномоченному органу все документы и иные материальные носители информации о недрах.

Таким образом, геологическая информация — основной продукт геологоразведки, по своей сути, изъята из гражданского оборота. Право распоряжения ею собственником-недропользователем даже в сроки действия контрактов на недропользование жестко контролируется государством. А уж по истечении этих сроков, хочешь не хочешь, отдай свою собственность государству. Безвозмездно.

Очевидно, что если геологическая информация станет «рыночным товаром», недропользователь будет заинтересован в заключении контракта на разведку не с целью коммерческого обнаружения и последующей добычи, то есть скорейшего опустошения найденного месторождения, а с целью получения основного продукта — геологической информации. По крайней мере, он будет знать, что, независимо от сделанного либо не сделанного коммерческого обнаружения, он сможет получить при посредничестве государства (получающего от таковой купли-продажи свой «процент») какой-то доход от других недропользователей, занимающихся исследованиями либо добычей полезных ископаемых. И он будет знать, что, поскольку его право собственности на геологическую информацию бессрочно, ему и его потомкам (правопреемникам) будут платить за использование этой информации до тех пор, пока она не потеряет актуальность…

Если основной продукт геологоразведки — информация о недрах как таковая — становится реально собственностью недропользователя, которой он волен распоряжаться под контролем государства, и это право собственности для него бессрочно, то эта его собственность может принести недропользователю колоссальную выгоду в случае удачной спекуляции (перепродажи либо передачи в платное пользование) на регулируемом государством рынке обращения геологической информации без вложения средств на добычу либо постоянный рентный доход до тех пор, пока информация о недрах не потеряет актуальность.

В таком случае можно уже говорить о прямой экономической заинтересованности узкоспециализированных геологоразведочных организаций в инвестировании средств в геологоразведку, стимулировании внедрения высокоточных современных методов геологоразведки, развитии здоровой конкуренции между недропользователями, собственниками геологической информации.

Так что же мешает такому свободному рыночному обращению геологической информации? Тот самый п. 5 ст. 69, обязывающий недропользователей по истечении сроков контрактов передать свою собственность — геологическую информацию — безвозмездно государству.

Но все ли в порядке по поводу данной нормы, определенно «режущей» глаз и слух юристам? Профессиональный анализ указанной нормы позволяет выявить существенную коллизию с нормами Конституции РК и Гражданского кодекса Республики Казахстан, затрагивающую основной институт права — право собственности. Статья 188 Гражданского кодекса РК — «Понятие и содержание права собственности» — определяет, что право собственности представляет собой признаваемое и охраняемое законодательными актами право субъекта по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом. Пункт 5 указанной статьи определяет, что право собственности бессрочно. Оно может быть принудительно прекращено только по основаниям, предусмотренным законом.

Между тем из вышеизложенного очевидно, что право собственности на геологическую информацию, полученную за счет недропользователя и его силами, ограничено сроком и, соответственно, в правовом смысле не является правом собственности, а лишь правом ограниченного пользования.

В соответствии с Законом «О нормативных правовых актах» каждый из нормативных правовых актов нижестоящего уровня не может противоречить нормативным правовым актам вышестоящих уровней. При наличии противоречий в нормах нормативных актов разного уровня действуют нормы акта более высокого уровня, нормы законов (в том числе и Закон РК «О недрах и недропользовании») в случаях их расхождения с нормами кодексов Республики Казахстан могут применяться только после внесения в кодексы соответствующих изменений.

Исходя из буквального словесного толкования указанных норм, это означает, что норма Закона Республики Казахстан «О недрах и недропользовании» (п. 5 ст. 69, определяющий, что по окончании действия контракта информация о недрах безвозмездно переходит в собственность государства) не должна применяться, поскольку противоречит вышестоящему по юридической силе Гражданскому кодексу Республики Казахстан. Соответственно, геологическая информация, добытая за счет средств подрядчика, должна оставаться бессрочно в собственности недропользователя, он вправе распоряжаться ею по своему усмотрению, государство получает информацию о недрах по установленному стандарту для хранения, систематизации и обобщения в государственный орган по использованию и охране недр без права самостоятельного распоряжения с целью получения дохода.

Касательно конституционных гарантий права собственности в Республике Казахстан следует отметить, что в резолютивной части постановления Конституционного совета РК № 21/2 от 20.12.2000 г. (второй абзац п. 1) вторая фраза ст. 26 Конституции Республики Казахстан официально истолкована таким образом, что «… пункт 3 статьи 26 Конституции Республики Казахстан в части „принудительное отчуждение имущества для государственных нужд в исключительных случаях, предусмотренных законом, может быть произведено при условии равноценного его возмещения“ следует понимать так, что такое отчуждение имущества собственника возможно лишь при обязательном соблюдении условий, названных в этой части…».

Следовательно, норма п. 5 ст. 69 Закона РК «О недрах и недропользовании», касающаяся безвозмездной — без равноценного возмещения — передачи геологической информации, добытой силами и за счет средств подрядчика-недропользователя, в собственность государства по прекращении действия контракта, оспорима в силу противоречия Конституции РК.

Можно сколько угодно рассуждать на изрядно поднадоевшую и набившую оскомину для профессионалов тему: по поводу какого-то гипотетического «пересмотра нефтяных контрактов», по поводу глобальной «неправильности» и «несправедливости» каких-то контрактов на недропользование, заключенных РК в начале 90-х годов, — в пору тотального хаоса и нестабильности на всем постсоветском пространстве. Однако, может быть, есть смысл увидеть конкретные проблемы, содержащиеся в маленьком пункте небольшой по содержанию статьи конкретного закона, мешающем нормально функционировать и развиваться какой-то отрасли, государству и обществу, — нормально жить и работать?

Дело практикующих юристов — только выявить и профессионально истолковать проблемы и коллизии в действующем законодательстве. Дело недропользователей — отстаивать свои интересы на переговорах при заключении конкретных контрактов на недропользование, лоббировать, если это нужно в интересах дела, свои интересы у законодателя, защищать свои права, в том числе и право собственности, пользование которым, как определяет Конституция Республики Казахстан, должно служить одновременно общественному благу.

Владимир Каратицкий,

Опубликовано: Общенациональная ежедневная газета «Казахстанская правда»

№ 95–96 (24705–24706) 22 апреля 2005 г.


« вернуться в список