Профессиональное толкование права
Главная страница Карта сайта Версия для печати
Аналитика

16 ноября 2004

Экстремизм: нужны ли особые меры?

Что такое терроризм, сегодня знают все. Канули в Лету те времена, когда сообщения о взрывах самолетов, захвате заложников воспринимались как нечто абстрактное, происходящее редко и где-то далеко. На сегодняшний день первоочередной задачей любого государства является защита от терроризма, в том числе и международного.

15 октября 2004 года на закрытом судебном процессе в Верховном суде РК состоялось первое в судебной практике решение о признании террористическими ряда международных организаций, в том числе «Аль-Каида», «Исламская партия Восточного Туркестана», «Курдский народный конгресс», «Исламское движение Узбекистана», и запрещении их деятельности на территории Казахстана. В соответствии со статьей 21 Закона РК «О борьбе с терроризмом» заявление об этом внес Генеральный прокурор РК.

Буквально на днях КНБ РК направил в Генеральную прокуратуру РК представление о необходимости запрещения на территории Казахстана еще одной международной террористической организации — «Жамаат моджахедов Центральной Азии».

Новым этапом законодательных инициатив по укреплению национальной безопасности государства явились подготовка и внесение на рассмотрение Парламента РК проектов законов «О противодействии экстремистской деятельности» и «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия экстремистской деятельности».

Оба эти законопроекта вызвали неоднозначное отношение в обществе. 24 июня 2004 года Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности (КМБПЧ) распространило заявление, содержащее критический правовой анализ законопроектов и утверждающее о нецелесообразности их принятия.

В заявлении КМБПЧ говорится о том, что заложенное в законопроектах определение экстремизма, повторяющее закрепленное в Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, ратифицированной РК, является неудачным и что «… представляется совершенно оправданным то, что казахстанский законодатель не стал вносить изменения в уголовное законодательство Казахстана в части определения сепаратизма и экстремизма как преступных деяний в связи с ратификацией Шанхайской конвенции…». Во-первых, не совсем логичным представляется вывод авторов анализа о том, что законодатель не вносит изменения в законодательство РК в части определения сепаратизма и экстремизма. Ведь этот вывод сделан при анализе законопроектов, уже внесенных на рассмотрение законодательного органа.

Во-вторых, каким образом авторы заявления могут оправдать неисполнение Республикой Казахстан как субъекта международного права обязательств, принятых в связи с ратификацией без каких-либо оговорок Шанхайской конвенции?

Только спешкой при подготовке правового анализа КМБПЧ можно объяснить утверждение его авторов о том, что «… в Казахстане нет закона о противодействии террористической деятельности… поскольку Конституция, Уголовный кодекс РК и ряд других законодательных актов устанавливают достаточные правовые и организационные основы противодействия такой деятельности…». Это высказывание непонятно, поскольку Закон РК «О борьбе с терроризмом» был принят еще в 1999 году.

В качестве главного довода «против» говорится о якобы заложенной в законопроекты гипотетической возможности властей под видом борьбы с терроризмом и экстремизмом по надуманным поводам преследовать и запрещать любую политическую организацию или общественное объединение. И почему-то очень часто в качестве примера приводится деятельность организаций анархистской направленности, поскольку якобы «… анархисты не призывают к насильственному уничтожению государственной власти и не разжигают расовую, национальную или социальную рознь…». Однако в новейшей истории, помимо трудов графа Кропоткина, существуют и иные примеры высказывания анархистских взглядов крайне радикального характера.

В 1971 году вышла книга «The Anarchist Cookbook» («Поваренная книга анархиста»), ставшая бестселлером у ищущих приключений подростков и доморощенных бунтарей, интересующихся изготовлением в домашних условиях тринитротолуола, выращиванием марихуаны, диверсией систем связи, смешиванием нитроглицерина для создания бомб.

В апреле 1995 года эта книга дала о себе знать самым чудовищным образом, послужив пособием Тимоти Маквею, американскому ветерану операции «Буря в пустыне», для изготовления бомбы, которой он взорвал федеральное здание в Оклахома-Сити, убив 168 человек, в том числе 19 детей. На тот момент это был самый жестокий и масштабный теракт в США. А идейным вдохновителем Тимоти Маквея был ныне покойный Уильям Пирс, доктор психологии и преподаватель Государственного университета штата Орегон и одновременно глава неонацистской организации «Национальный альянс», насчитывавшей на тот момент до восьми тысяч активных участников. Именно его роман «Дневники Тернера», описывающий вымышленную ситуацию насильственного свержения федерального правительства и истребления всех евреев и негров на территории США, вдохновил Тимоти Маквея на совершение теракта в Оклахома-Сити. Авторы обеих книг всего лишь проповедовали свои крайние, радикальные взгляды, не являясь террористами.

Хотелось бы заметить, что, с точки зрения многих граждан Казахстана, религиозная организация «Хизб-ут-Тахрир» является вроде бы как безобидной, а действия правоохранительных и судебных органов РК в отношении ее активистов, всего лишь раздающих листовки и проводящих миссионерскую деятельность, мягко говоря, неадекватными.

Однако данная организация в январе 2004 года была запрещена в ФРГ с формулировкой «за призывы к политическому насилию и антисемитскую пропаганду в университетах». В Российской Федерации «Хизб-ут-Тахрир» признана преступной организацией еще в 1999 году.

В ноябре 2002 года госдепартамент США охарактеризовал «Хизб-ут-Тахрир» как «транснациональную экстремистскую организацию, пытающуюся свергнуть правительства Центральной Азии».

Следует учитывать различные условия деятельности экстремистских организаций в РК и РФ. Если в России большее распространение получает экстремизм фашистского и националистического толка (о чем с искренней болью неоднократно говорил П. Крашенинников, председатель комитета Государственной думы РФ по законодательству), то в Казахстане наибольшую опасность представляют безобидные на первый взгляд миссионеры, внедряющие в сознание людей ядовитые семена религиозного экстремизма.

По своей сути экстремизм является идеологической основой терроризма, создает предпосылки для него. Экстремистские организации, не осуществляя сами террористической деятельности, порождают терроризм, финансируют его и, таким образом, представляют собой значительную общественную опасность на современном этапе, когда объективные процессы глобализации в значительной степени «умаляют» усилия любого государства по укреплению государственных границ. И в связи с этим специальные законодательные акты, посвященные борьбе с экстремизмом, безусловно, необходимы.

Владимир Каратицкий,

Опубликовано: Общенациональная ежедневная газета «Казахстанская правда»

16 ноября 2004г.


« вернуться в список